Лао Цзы «Дао Дэ Цзин»

25

Вот вещь, в хаосе возникающая, прежде неба и земли родившаяся!
О беззвучная! О лишенная формы! Одиноко стоит она и не изменяется.
Повсюду действует и не имеет преград. Ее можно считать матерью
Поднебесной! Я не знаю ее имени. Обозначая иероглифом, назову ее дао.
Произвольно давая ей имя, назову ее великое. Великое — оно в
бесконечном движении. Находящееся в бесконечном движении не достигает
предела. Не достигая предела, оно возвращается [к своему истоку].
Вот почему велико дао, велико небо, велика земля, велик также и Государь!
Во вселенной имеются четыре великих, и среди них — Государь.
Человек следует [законам] земли. Земля следует [законам] неба.
Небо следует [законам] дао, а дао следует самому себе.

26

Тяжелое является основой легкого. Покой есть главное в движении.
Поэтому совершенномудрый, шагая весь день, не отходит от [телеги] с
тяжелым грузом. Хотя он живет прекрасной жизнью, но он в нее не
погружается. Почему властитель десяти тысяч колесниц, занятый собой,
так пренебрежительно смотрит на мир? Пренебрежение разрушает его основу,
а его торопливость приводит к потере власти.

27

Умеющий шагать не оставляет следов. Умеющий говорить не допускает ошибок.
Кто умеет считать, не пользуется инструментом для счета.
Кто умеет закрывать двери, не употребляет запор и закрывает их так крепко,
что открыть их невозможно. Кто умеет завязывать узлы, не употребляет
веревку, [но завязывает так прочно], что развязать невозможно.
Поэтому совершенномудрый постоянно умело спасает людей и не покидает их.
Он всегда умеет спасать существа, поэтому он не покидает их.
Это называется глубокой мудростью.
Таким образом, добродетель является учителем недобрых, а недобрые —
ее опорой. Если недобрые не ценят своего учителя и добродетель не
любит свою опору, то они, хотя и [считают себя] разумными, погружены в
слепоту. Вот что наиболее важно и глубоко.

28

Кто, зная свою храбрость, сохраняет скромность, тот, [подобно] горному
ручью, становится [главным] в стране. Кто стал главным в стране, тот не
покидает постоянное дэ и возвращается к состоянию младенца. Кто, зная
праздничное, сохраняет для себя будничное, тот становится примером для
всех. Кто стал примером для всех, тот не отрывается от постоянного дэ и
возвращается к изначальному. Кто, зная свою славу, сохраняет для себя
безвестность, тот становится главным в стране. Кто стал главным в стране,
тот достигает совершенства постоянном дэ и возвращается к естественности.
Когда естественность распадается, она превращается в средство, при помощи
которого совершенномудрый становится вождем великий порядок не разрушается.

29

Если кто-нибудь силой пытается овладеть страной, то, вижу я, он не
достигает своей цели. Страна подобна таинственному сосуду, к которому
нельзя прикоснуться. Если кто-нибудь тронет [его], то потерпит неудачу.
Если кто-нибудь схватит [его], то его потеряет.
Поэтому одни существа ведут, а другие — следуют за ними; одни
расцветают, а другие высыхают; одни укрепляются, а другие слабеют;
одни создаются, а другие разрушаются. Поэтому совершенномудрый
отказывается от излишеств, устраняет роскошь и расточительность.

30

Кто служит главе народа посредством дао, не покоряет другие страны при
помощи войск, ибо это может обратиться против него. Где побывали войска,
там растут терновник и колючки. После больших войн наступают голодные
годы.
Искусный [полководец] побеждает и на этом остнавливается, и он не
осмеливается осуществлять насилие. Он побеждает и себя не прославляет.
Он побеждает и не нападает. Он побеждает и не гордится. Он побеждает
потому, что его к этому вынуждают. Он побеждает, но не воинственен.
Когда существо, полное сил, становится старым, то это называется
[отсутствием?] дао. Кто не соблюдает дао, погибнет раньше времени.

31

Хорошее войско — средство, [порождающее] несчастье, его ненавидят все
существа. Поэтому человек, следующий дао, его не употребляет.
Благородный [правитель] во время мира предпочитает быть уступчивым
[в отношении соседних стран] и лишь на войне применяет насилие.
Войско — орудие несчастья, поэтому благородный [правитель] использовать
его, он применяет его, только когда его к этому вынуждают. Главное состоит
в том, чтобы соблюдать спокойствие, а в случае победы себя не прославлять.
Прославлять себя победой — это значит радоваться убийству людей.
Тот, кто радуется убийству людей, не может завоевать сочувствия в стране.
Благополучие создается уважением, а несчастье происходит от насилия.
Слева строятся начальники флангов, справа стоит полководец. Говорят,
что их нужно встретить похоронной процессией. Если убивают многих людей,
об этом нужно горько плакать. Победу следует отмечать похоронной
процессией.

32

Дао вечно и безымянно. Хотя оно ничтожно, но никто в мире не может его
подчинить себе. Если знать и государи могут его соблюдать, то все существа
сами становятся спокойными. Тогда небо и земля сольются в гармонии,
наступят счастье и благополучие, а народ без приказания успокоится.
При установлении порядка появились имена. Поскольку возникли
имена, нужно знать предел [их употребления]. Знание предела позволяет
избавиться от опасности. (*)
Когда дао находится в мире, [все сущее вливается в него], подобно
тому, как горные ручьи текут к рекам и морям.
————-
(*) Слишком много законов, с точки зрения Лао-Цзы, опасно для государства.

(Философия Лао Цзи)

(Поэтический перевод «Дао Дэ Цзин» Лао Цзы)