Лао Цзы «Дао Дэ Цзин»

13

Слава и позор подобны страху. Знатность подобна великому несчастью в
жизни. Что значит, слава и позор подобны страху? Это значит, что
нижестоящие люди приобретают славу со страхом и теряют ее также со
страхом.
Что значит, знатность подобна великому несчастью в жизни? Это значит,
что я имею великое несчастье, потому что я [дорожу] самим собой. Когда я
не будудорожить самим собою, тогда у меня не будет и несчастья. Поэтому
знатный, самоотверженно служа людям, может жить среди них. Гуманный,
самоотверженно служа людям, может находиться среди них.

14

Смотрю на него и не вижу, а поэтому называю его невидимым.
Слушаю его и не слышу, поэтому называю его неслышимым. Пытаюсь схватить
его и не достигаю, поэтому называю его мельчайшим. Не надо стремиться
узнать об источнике этого, потому что это едино. Его верх не освещен, его
низ не затемнен. Оно бесконечно и не может быть названо. Оно снова
возвращается к небытию. И вот называют его формой без форм, образом без
существа. Поэтому называют его неясным и туманным. Встречаюсь с ним и не
вижу лица его, следую за ним и не вижу спины его.
Придерживаясь древнего дао, чтобы овладеть существующими вещами, можно
познать древнее начало. Это называется принципом дао.

15

В древности те, кто был способен к учености, знали мельчайшие и
тончайшие [вещи]. Но другим их глубина неведома. Поскольку она неведома,
[я] произвольно даю [им] описание: они были робкими, как будто переходили
зимой поток; они были нерешительными, как будто боялись своих соседей;
они были важными, как гости; они были осторожными, как будто переходили по
тающему льду; они были простыми подобно неотделанному дереву; они были
необъятными, подобно долине; они были непроницаемыми, подобно мутной воде.
Это были те, которые, соблюдая спокойствие, умели грязное сделать чистым.
Это были те, которые своим умением сделать долговечное движение спокойным,
содействовали жизни. Они соблюдали дао и не желали многого. Не желая
многого, они ограничивались тем, что существует, и не создавали нового.

16

Нужно сделать [свое сердце] предельно беспристрастным, твердо сохранять
покой, и тогда все вещи будут изменяться сами собой, а нам останется лишь
созерцать их возвращение. [В мире] — большое разнообразие вещей, но [все
они] возвращаются к своему началу. Возвращение к началу называется покоем,
а покой называется возвращением к сущности. Возвращение к сущности
называется постоянством. Знание постоянства называется [достижением] ясности, а незнание постоянства приводит к беспорядку и [в результате] к
злу. Знающий постоянство становится совершенным; тот, кто достиг
совершенства, становится справедливым; тот, кто обрел справедливость,
становится государем. Тот, кто становится государем, следует небу. Тот,
кто следует небу, следует дао. Тот, кто следует дао, вечен, и до конца
жизни такой государь не будет подвергаться опасности.

17

Лучший правитель тот, о котором народ знает лишь то, что он существует.
Несколько хуже те правители, которые требуют от народа их любить и
возвышать. Еще хуже те правители, которых народ боится, и хуже всех те,
которых народ презирает. Поэтому, кто не заслуживает доверия, не
пользуется доверием [у людей]. Кто вдумчив и сдержан в словах, успешно
совершает дела, и народ говорит, что он следует естественности.

18

Когда устранили великое дао, появились «человеколюбие» и
«справедливость». Когда появилось мудрствование, возникло и великое
лицемерие. Когда шесть родственников(*) в раздоре, тогда появляются
«сыновняя почтительность» и «отцовская любовь». Когда в государстве царит
беспорядок, тогда появляются и «верные слуги».(**)
————-
(*) Шесть родственников — отец, мать, старший и младший братья, муж, жена.
(**) Честные и преданные государственные деятели.

(Философия Лао Цзи)

(Поэтический перевод «Дао Дэ Цзин» Лао Цзы)